kador (kador) wrote,
kador
kador

про Иран


Провинция Бушер. Говорят, это самая отсталая и одиозная провинция. Летом жара пятьдесят градусов и высокая влажность. Именно туда был сослан Аятолла Хомейни, именно оттуда он начал свой легендарный поход на Тегеран. Большинство жителей - арабы (кстати, когда я говорю ниже "персы" - подразумеваю "иранцы", когда говорю "русские", подразумеваю "наши" /в т.ч. хохлы, которых там много/). Я там прожил год. Почти все мои впечатления - оттуда. Но не думаю, что в других местах жизнь совсем другая. Только что акценты смещены.
Менялы. Долларами лучше не расплачиваться. Во-первых - запрещено, во-вторых - доллары не в ходу. В аэропорту, по прилету, крупную сумму сразу не меняйте. Курс невыгодный. Узнайте, где находится нелегальная меняльная контора, но не ходите туда без свидетелей. Могут на 100 долларов дать местных тугриков как на 50. Потом ничего не докажите. Улыбаются: "Моя твоя не понимай". Кстати, говорят, у мусульманина перед немусульманином в суде есть преимущество: правоверный может призвать в свидетели аллаха, а неверный нет.
Фото-видео. С этими вещами поаккуратней. Нельзя фотографировать военные объекты (это понятно), государственные учреждения и банки. Не стоит фотографировать местных жителей явно, в упор, без их согласия.
Прежде, чем отдавать пленку для проявки в местную лавочку, подумайте. Вспомните, нет ли там неправильных фотографий. Фотография вашей жены в купальнике будет приравнена к порнографии. Все фотографии иностранцев хозяин лавочки передает в иранский КГБ (впрочем, с распространением цифрового фото это предупреждение теряет актуальность).
Покупательный процесс. Все знают, что на Востоке надо торговаться. Что для местного продавца важна не прибыль, а сам процесс. Что, покупая не торгуясь, вы означенного продавца шибко-шибко обидите. Что, если торговаться красиво, запрошенную за товар цену можно сократить вдвое - втрое. Что я скажу? Либо Иран не на Востоке, либо нет в жизни ничего незыблемого и святого. Скидка 10-15% - это потолок. А мои попытки красиво торговаться - Э, слушай, ты где такую цену взял? Да я вон за тем углом за эти деньги три таких куплю - вызывали легкое раздражение.
Попить-поесть. Ну, воду из-под крана пить нельзя, это понятно. В обычных продуктовых магазинах выбор небогатый. И можно увидеть, например, хлеб рядом с морожеными курами. Берегите нервы, не задумывайтесь над тем, что там внутри местных продуктов. Чего они там напихали. Что можно, например, напихать в молоко, чтобы на жаре в 400 оно неделями не прокисало? И молоко ли это?
Не вздумайте добавлять в коктейль так называемый пищевой лед. Не буду рассказывать, как его изготавливают и транспортируют. Просто, поверьте на слово: не надо этого делать.
В ресторанах - Внимание! - очень вкусно, дешево (даром по московским меркам) и громадные порции.
Кондиционеры. Если вы едете в Иран летом, нащот кондиционеров не волнуйтесь. Они (для вас, белый человек) там будут везде, иначе вы там просто жить не сможете. Кстати, там, где жил я, времена года располагались в следующем порядке: ноябрь - лето; с декабря по февраль - весна; с марта по май - лето, с июня по октябрь - парилка в русской бане. При высокой влажности окружающего воздуха кондиционер может сыграть с вами злую шутку. Со мной такое было. На улице - около пятидесяти градусов, а точка росы в моей комнате находилась как раз в пределах температуры комфорта. На полу стояла вода (конкретная вода), а постельное белье было мокрым (не влажным, а мокрым). Кожаная куртка в шкафу покрылась плесенью. Приходилось ставить регулятор на сильный холод и спать в одежде под двумя одеялами.
А так, вообще-то Иран - горная страна. Есть места, где и снег не тает. В Тегеране летом нормально. Градусов 40.
В Бушере с апреля по ноябрь включительно нет дождей. Бывают пыльные бури. Мельчайшая пыль проникает во все, даже закрытые помещения и оседает тонким слоем на всех предметах. Зимой сильные ливни могут идти несколько дней подряд. Пару раз я добирался до своего цеха по лужам босиком, засучив штанины. Вспомнил детство невзначай.
Трафик. Я так понял, что все правила дорожного движения в Иране умещаются в одну фразу: первый тот, кто первый. Это значит: если вы (пешком или на машине) успеваете заступить ему дорогу, то он должен вас пропустить. И наоборот. Иранцы моментально успевают рассчитать кто кому успеет заступить. Причем и у того, кто заступает и у того, которому заступают результат расчета получается одинаковым. Очень трудно первый раз решится перейти дорогу по которой в обе стороны мчится поток машин. Потом привыкаешь. Делается это так: не смотря по сторонам, уверенно ступаешь на проезжую часть и спокойно идешь вперед. Впрочем, в Тегеране трафик местами такой, что дорогу приходится перебегать. Главное - не дергаться. Будь предсказуемым, иначе собьют. Но пешеход всегда прав.
Я видел такие картины: едет перс на мотоцикле с приличной скоростью, впереди него на бензобаке сидит маленький пацан, за персом сидит его жена, за женой - пацан постарше.
Много старых, ржавых, неухоженных машин. Аварий я там не видел, но слышал об одной. С участием русского водителя.
Интернет. Разумеется, стоят фильтры, закрывающие доступ к неправильным сайтам. В Интернет-кафе за спинами посетителей ходит хозяин кафе и следит за тем, чтобы клиенты не посещали неправильные сайты, пропущенные фильтром.
Хиджаб. Хиджаб это не одежда. Это форма одежды по уставу. Есть мужской хиджаб и женский. Женский: открыты только лицо и кисти рук. Одежда ярких цветов недопустима. Мужской: рукава ниже локтя (это уже в прошлом, уже можно выше локтя. Вот они - плоды реформаторства), штанины ниже колен. Женщин в парандже видел всего несколько раз.
Персидский залив. Он вас разочарует. Это не Красное море. Вода мутная. Берега большей частью глинистые, пустынные. Летом вода горячая. Вода с температурой 36 градусов не зря воспринимается телом как горячая вода. Это защитная реакция организма. В такой воде нарушается процесс терморегуляции - тело не охлаждается за счет испарения. Активно двигаться в такой воде нельзя. Я этого не знал и чуть не получил тепловой удар, когда заплыл довольно далеко от берега. Вообще, Персидский залив недружелюбен. Есть шанс наступить на ската-хвостокола. Есть жгучие медузы длиной несколько метров. Одна такая меня неслабо пиз...нула. Хорошо, что по животу. Если бы в область сердца - могло бы сердце остановиться. А было тоже глубоко и далеко. Есть морские змеи (я видел). Есть касатки. С ними я тоже встречался, но они не обратили на меня никакого внимания. Говорят, они не опасные.
Купаются женщины в хиджабе, персы - в трусах до колена. Купаются отдельно (в т.ч. муж отдельно от жены).
Наркотики. Дискуссия по наркотикам. Надо запрещать или нет? Точнее - можно запрещать или нельзя? Мусульманин мусульманину ничего не может запрещать. Запрещает Аллах. Список запрещенного имеется в Шариате. Наркоты там нет. Что же делать? Разгорелась дискуссия между ревнителями духа и ревнителями буквы. Все-таки запретили (за распространение - смертная казнь).
План купить можно, только надо знать у кого. Вообще, я там понял, что всякий овощ хорош на своей грядке: план - не Востоке, а водка в России (но без водки все равно там никак). Наркотики опиумной группы тоже имеют хождение, но не в таких масштабах как у нас.
Приключения осетра. Не знаю, байка это или нет. За что купил, за то и продаю.
Рыба без чешуи - неправильная рыба. Шайтан-фиш. Мусульманам есть ее нельзя. Осетр - вкусная рыба. К тому же - икра. Но у осетра нет чешуи. Но у осетра по бокам есть наросты такие типа шипов. Иранские ихтиологи провели исследование и доказали, что эти наросты - модифицированная чешуя. Написали отчет. Духовное руководство этот отчет утвердило. Так осетр стал кошерной рыбой.
КПП. Любой уважающий себя город, куда пускают иностранцев, должен иметь КПП. КПП - это, кроме всего прочего, пункт регистрации иностранных туристов. Если ваша группа едет в Исфахан, например, то это значит, что на Исфаханском КПП лежит специальный журнал, где уже записано: номер автобуса, состав группы, фамилия иранского сопровождающего, время въезда, время выезда и не знаю что еще. То ли из того же Исфахана, то ли из Шираза, наши туристы пытались выехать на четыре часа раньше, чем отмечено в журнале. Наивные люди. Пришлось четыре часа сидеть в автобусе перед КПП.
Свадьбы. Это долгий разговор. Богатые люди там выделываются друг перед другом свадьбами так, как у нас автомобилями или коттеджами. Пара сотен гостей - это маленькая свадьба. Свадьбишка. Стыдно будет всю жизнь жениху, невесте и их родителям за такую свадьбу. Среднюю свадьбу я видел по телевизору (чтобы иностранцу поприсутсвовать на свадьбе, нужно разрешение каких-то там, блин, органов). 600 гостей. Угощение - тарелка риса, несколько кусочков мяса и бутылочка колы. На свадьбе женщины гуляют отдельно, мужчины - отдельно.
Кстати, в Тегеране, в продвинутых семьях разрешают жениху и невесте вдвоем ходить в кино!!
Перед свадьбой невеста проходит обязательный гинекологический осмотр, после чего жениху вручается справка, удостоверяющая, помимо прочего, девственность избранницы. И это абсолютно правильно. Перед тем, как заплатить такие деньги за товар, надо убедиться в его свежести.
Персы вообще. Помню мой первый день в Бушере. Перед этим наша служба безопасности долго нас запугивала: "фанатики", "не ходите по одиночке", "затащат куда-нибудь, зарежут, и следов ваших никто не найдет" и так далее. После этого мы с хохлом Сашко первый раз поехали в Бушер. Там мы заблудились, как Никулин в "Бриллиантовой руке". Кругом одни черные лица. По-русски, по-английски никто, естественно, не говорит. Я думал: "Ну, все, сейчас будут резать". На самом деле персы очень дружелюбны. К русским относятся хорошо. В городе вы можете ходить где угодно, в любое время суток. С вами могут поздороваться незнакомые люди, проезжающая машина приветственно просигналить. Уличной преступности практически нет. Если за городом вы идете по обочине шоссе, то первая же (может быть вторая) машина остановиться, водитель покажет знаком: "садись". Подвезут, естественно, бесплатно. Есть места, куда соваться не стоит: отдаленные территории, которые находятся под контролем местных наркобаронов. Но вы туда и не попадете.
Иран - многонациональная страна. Кого там только нет. Есть даже этнические евреи, исповедующие иудаизм (вероятно, потомки вавилонских пленников - первой волны Рассеяния). Зороастрийцам, евреям и христианам (больше никому) разрешается проводить религиозные обряды. В ислам никто никого насильно не загоняет. Но если вы не мусульманин, карьеру на государственной службе вы не сделаете.
Иранцы - красивые люди. И персы и арабы. К одежде относятся с некоторым пренебрежением. Кстати, видел я пару раз светловолосых светлокожих персов. Видно, гены ариев дают о себе знать.
Любят обувь без задников. Новые туфли могут стоптать до формата тапочек. Я видел, как солдаты играют в тапочках в футбол, а пожарники тушат в тапочках реальный пожар.
Что меня удивило - мусор. Мусор везде. Я думал по этой части мы, русские, впереди планеты всей. Ан, нет. В столице мусора меньше, в провинции - больше. В Тегеране построили новый большой торговый центр. Один из залов. Пол выложен ониксом. Посреди зала стоит полицейский в белой форме. И естественно так, непринужденно, бросает на этот пол пустую пачку из-под сигарет. Русский мент, бросающий пустую пачку из-под сигарет на тротуар - это быдло, которое не понимает, зачем нужны урны. Иранский полицейский, делающий то же самое, - дитя природы, которое не понимает, что такое мусор.
Люди, вообще, простые. Захотел присесть - сел в дорожную пыль. Захотел прилечь - ложится прямо на голый бетонный пол турбинного цеха. Может так и надо.
Проезжая по одной из деревень и глядя на очередную помойку, до меня очень не сразу дошло, что это не помойка, а жилой квартал. Конструкции, слепленные из подручного мусора, в которых обитали тамошние жители, нельзя было назвать ни халупами, ни хибарами, ни хижинами. В халупах, хибарах и хижинах живут наши бомжи на наших свалках. Зато обитатели этих, с позволения сказать, строений на наших бомжей с опухшими рожами не были похожи. Не были похожи они на аутсайдеров, выброшенных на обочину жизни. А было похоже, что просто они не собирают себе сокровищ на земле. Может так и надо.
На самом деле это не смешно. В нашем цехе работала дюжина персов-слесарей и русский мастер. Я провел ревизию крепежа из нержавейки (болты, гайки и шайбы от М12 до М24). Все посчитал. Открытые ведра с крепежом (из нержавейки!) поставили посреди цеха. Через несколько месяцев я не поленился пересчитать весь крепеж. Не хватало всего несколько штук болтов и гаек. Наверное, русский мастер, проходя мимо, чисто рефлекторно сунул их себе в карман.
Женщины и мужчины. Автобусы разделены на две части: мужскую и женскую. Мужская, естественно, передняя, женская - задняя. Женщинам много чего нельзя, что мужчинам можно. На взгляд европейца женщины более ограничены в правах (еще более), чем мужчины. Но печать забитости и пришибленности вы увидите скорее на лицах российских домохозяек, чем на лице иранской женщины.
На улице иногда встречные юные персиянки смотрят на тебя так нагло, с такой странной полуулыбочкой, что не выдерживаешь, смущаешься и отводишь взгляд. Старухи в черных платках закрывают лицо. Боятся, наверное, что взгляд неверного их осквернит.
Иранская поп-группа: одна девушка и три парня. На обложке CD девушка стоит отдельно от парней, потому, что они не близкие родственники.
Персы и арабы. С этой темой я недостаточно знаком. Но кое-что скажу. Наблюдается не то чтобы противостояние, но противопоставление. "За две тысячи лет до ислама у нас была своя религия. А потом пришли они [арабы]".
Водка. Не везите с собой спиртное и журналы типа "Playboy" (уж не говорю о порнографии). Шмонают. Причем на внутренних авиалиниях шмонают тщательнее, чем на внешних. В аэропорту внутренних линий вас могут и обшарить конкретно руками - не удивляйтесь и не протестуйте.
Если уж выпили - не выходите пьяным на улицу. Во-первых: могут выслать из страны, во-вторых: не позорьте лишний раз Россию.
Спиртное в Иране очччень дорого, но продается. Типа тайно, хотя об этом все знают. Все схвачено, все куплены. Однако, перед моим возвращением на Родину, закрыли две точки (в Бушере и Тегеране), а продавцов посадили. Если невтерпеж, а денег жалко, купите в аптеке медицинский спирт. Разбавленный спирт - напиток весьма популярный среди тамошних русских.
Иранская молодежь (точнее - часть иранской молодежи) балуется спиртными напитками. Именно так - не пьет, а балуется. Тайком, конечно.
В закрытом городке, где я жил, русские пили безбожно (Почему "пили"? Пьют). Сему способствуют следующие обстоятельства: во-первых, мужики там большей частью холостые (т.е. семьи остались в России). Жена скалкой бить не будет и дети на пьяного папку смотреть не будут. Во-вторых, делать там больше особо нечего. В-третьих, если живешь достаточно долго в таком месте, где жил я и работаешь в такой фирме, в какой работал я, то, как сказал один парень: "если не пить, то крыша окончательно поедет" (больше всего мне понравилось слово "окончательно"). Два источника огненной воды: аптечный спирт и свойский самогон. Подхожу первый раз к киоску возле нашего КПП и покупаю дрожжи. Расплатился, ухожу, а продавец кричит вслед: "Мистер, сахар, сахар!" - и показывает пакет с сахаром. А я и не видел, что там сахар продается. Оказалось, надо делать так: подходишь и говоришь: "Комплект". Тебе дают пять кило сахара и баночку дрожжей.
Если на какое-либо торжество к вам приглашены гости, то выставлять на стол разбавленный спирт неприлично. Надо ставить самогон. Самогон на продажу в русских городках не гонят. Такое поведение считалось бы там проявлением крайней степени паскудства. Самогон называют "водкой". Итак, купить "водку" нельзя, но можно взять в долг.
Персы аптечный спирт не пьют. И самогон не варят. Но один раз просили рецепт.
Ебля. Не рекомендую связываться с мусульманками (ей - смертная казнь, вам - длительное тюремное заключение). К тому же остаться с ней наедине - весьма и весьма проблематично. Но, если вы - суперэкстремал и совести у вас нет, то, пожалуйста, можете попробовать. Казни в Иране публичные. Вешают с помощью автомобильного крана. Веревка толстая. Человек долго и мучительно умирает от удушения, в отличие от европейской традиции, где приговоренный, падая в люк с высокого помоста, ломал себе шейные позвонки и быстро умирал.
Иранские мужчины женятся поздно: лет в 25-30. Почему - точно не знаю. Говорят, что надо собрать деньги на калым, да и сама свадьба стоит дорого. Вот и представьте. Молодой горячий персидский парень не может не только дотронуться до девушки, но и просто поговорить с ней без присутствия ее родни. Отсюда - гиперсексуальность молодых персов. И еще: природу не зажмешь, она все равно выход найдет. Но только уже в нетрадиционной форме. Однако, бытующее среди тамошних русских представление о распространении голубизны в Иране, преувеличено. И вот почему:
Когда я первый раз увидел двух молодых персов, которые, держась за ручку, шли по улице и мило беседовали, я был слегка озадачен (в Иране за гомосексуальную связь полагается смертная казнь). Потом я понял, что это не обязательно любовники. Эрос - это не только постель. Это - влечение, потребность в общении, нежность. Если у тебя нет бабы, все это переключается на твоего друга, например. Думаю, не так уж часто дело доходит до постели. Если два иранских солдата сидят в обнимку на лавочке, то может быть они просто близкие, хорошие друзья. А может быть и нет.
Кстати, муж жену (жена мужа) взять за руку в общественном месте не имеет права. Уж тем более - целоваться. Побьют палками. А мужик с мужиком может целоваться. Не запрещено. Я такое видел.
В деревнях есть ишачки. Не думаю, что увлечение деревенских персов ишачками повальное (как убеждены в этом русские), но, думаю, такие контакты - не редкость. Как сказал хохол Сашко другому хохлу, купившему будильник в виде мечети, с воплями муэдзина вместо звонка: "От, Юрко, це перший шаг до ишачек".
Проституция в Иране узаконена временными браками. Чтобы спокойно трахаться с проституткой, надо на ней жениться. На несколько дней или недель - как хочешь. Большинство проституток - афганские беженки. Профессия презираемая.
В коттедже одного русского забилось сливное отверстие в душевой. Пришел сантехник - молодой перс. Возился несколько часов, ничего не сделал. На следующий день пришел опять и привел с собой еще пятерых. Дело в том, что у этого русского стены в душевой были обклеены голыми бабами.
Если русская женщина идет по людной улице одна, пусть будет готова к якобы случайным прикосновениям или даже щипкам. Сударыня, простите этих озабоченных. Молодой перс дотронется до вашей задницы, а потом в кругу друзей будет рассказывать о том, какое эротическое приключение он сегодня пережил. Если он позволит себе проделать этот номер с мусульманкой, то у него будут, мягко говоря, неприятности.
Телевизор. В столовой нашего городка мойщиками посуды работали молодые персы. В обеденном зале стоял телевизор. Каналы - российские. Первый, НТВ, ТНТ и пр. Когда начиналась рекламная пауза, первый, кто это замечал, кричал остальным и все они сбегались на просмотр. Интересовали их ролики с рекламой тампаксов, гелей для душа и т.п. Прежде, чем смеяться, вспомните, как в застойные годы вы первый раз смотрели порнушку по видео или разглядывали всем классом потертый номер "Плейбоя".
Иранское телевидение напоминает наше, застойных времен, только с местным колоритом. С удивлением обнаружил, что по иранскому TV крутят американские боевики. Правда старые, и поцелуи цензура вырезает (как у нас когда-то). Юбок выше колен в этих фильмах я тоже не видел. Наверное, колени тоже вырезают.
Один перс купил новый телевизор. Старый телевизор решил продать. Один русский хотел купить недорого подержанный телевизор. Они нашли друг друга. Но как осуществить акт купли-продажи? Русский не может заехать домой к персу, перс не может заехать домой к русскому. Запрещено. Вообще, все контакты вне работы запрещены.
Встреча была назначена на пустынном участке шоссе. Первым подъехал русский и остановился на обочине. Вот тут была ошибка. Серьезная ошибка. Русский, остановившийся на обочине дороги в таком месте - это подозрительно. Он не мог сделать вид, что копается в моторе - кто-нибудь обязательно остановиться и предложит помочь. Не подумали ребята. Не подготовили прикрытие. Одно слово - дилетанты. Но все обошлось. Через пару минут появился перс. Он мчался на большой скорости и резко затормозил рядом с автомобилем русского. "Давай бистро!" - крикнул он. По счастью на дороге кроме них никого не было. Они быстро перенесли телевизор из одной машины в другую. Русский отдал персу деньги. Пожав друг другу руки, они сели в свои машины и разъехались в разные стороны. Сделка состоялась.
Семьдесят четыре удара палками по пяткам. Стандартное наказание. Например, за распитие и появление. На всю жизнь остается характерная подпрыгивающая походка. Я таких хромых видел. Русских палками не бьют.
Раис. Раис - это начальник. Начальник, чтобы его уважали, должен быть таким: живот чем больше, тем лучше; на работе постоянно пить чаи-кофе; ходить не спеша, с папкой под мышкой. Если в России инженер возьмет в руки гаечный ключ и покажет работягам как правильно надо делать, наши работяги его станут уважать. Иранские работяги уважать перестанут.
Понедельник начинается в субботу. Да, действительно - первый рабочий день недели - суббота, потому, что пятница - выходной.
Самобичевание. Бичуют они себя в дни траура по Имаму Али, которого они же и предали и отдали на муки. Идет по улице процессия и участники ее хлещут себя плетками и цепями. Редко кто от души. Большинство явно халтурят.
Кальян. Весьма и весьма. Специальный душистый табак. На вечеринках и посиделках русские любят курить кальян. Но не пытайтесь устраивать такие вечеринки по возвращении в Россию. Вас ожидает полный провал.
Компания по переносу унитазов. Да, была такая компания на самом деле. Начинали стройку немцы при шахе. Потом забросили. Шаху было насрать на то, как стоят унитазы. И вот пришли русские достраивать за немцами. Но оказалось, что унитазы стоят неправильно. И сами унитазы неправильные. Во первых: европейские унитазы надо было заменить на мусульманские, во вторых: унитазы надо было переориентировать. Мусульманин, справляя ту или иную нужду, не может стоять (сидеть) к Мекке спиной или лицом. Только боком. А немцы поставили унитазы неправильно. Ну, что-ж, русские определили объем работ, разработали документацию, согласовали с персами, все исправили, все поменяли. Срите спокойно.
Кладбище унитазов. Я опять про унитазы. Не могу съехать с этой темы. Она меня влечет и манит. В глухом закутке за русским бассейном я обнаружил кладбище тех самых европейских унитазов. Целая гора унитазов. Они в отличном состоянии. Персы приставляют их к забору, забираются на бачок и подглядывают за русскими женщинами, которые купаются в бассейне (кстати, если их поймает полиция за этим занятием - мало не покажется).
Мы там. Все другое, все иное. Абсолютно все. Постоянное ощущение нереальности происходящего. Как бы во сне. И как во сне можно делать то, что никогда не будешь делать в реальной жизни. Или уже никогда.
Вечер. Крик муэдзина. Месяц рогами вверх. Я сижу на лавочке, прислонившись спиной к стене коттеджа и курю. Дембель стал на день короче. Передо мной длинная, но узкая лужа. Неторопливо трусит лиса. Топ-топ-топ-топ-топ. Лиса могла бы обогнуть лужу, но она, не меняя направления и скорости, бежит по всей луже. Шлеп-шлеп-шлеп-шлеп-шлеп. Буквально рядом со мной. Даже не глянула. Лиса-похуистка.
Пролетающие на малой высоте "фантомы". "Фантом" для меня с детства - один из символов "агрессии американской военщины". Странно видеть "фантом" в иранском небе, с опознавательными знаками иранских ВВС.
В ноябре в провинцию Бушер приходит весна. Вырастает трава, поют птички и так далее. День рождения у меня в январе. В свой день рождения сижу на лавочке перед коттеджем и смотрю на густую зеленую траву. День рождения и зеленая трава не хотят совмещаться. Кажется, что я - это не я. Другой человек, родившийся в другое время и живущий в другом мире.
Командировочные русские бабы, которым за 30, получают уникальный шанс на три месяца вернуться в молодость. Нет мужа. Нет детей. Нет своего дома, но нет и родителей ("где ты шлялась всю ночь?"). Нет стирки и кастрюль. Много поклонников (наших мужиков там во много раз больше, чем баб). Ну, и со всеми вытекающими отсюда последствиями. Возвращаются в Россию - разводятся. Трудно привыкать опять к старой жизни.
К-28. Это номер моего коттеджа. Моя комната - четыре стены. Летом из коттеджа даже покурить нельзя выйти (пробовали курить в парилке?). Подводная лодка К-28. Автономное плавание.
Без темы. Мастер - хохол, приходя на работу, здоровался с персами: "Добрий ранок!". Они (хором): "Добрий ранок!". Правильный мужик. Почему мы должны учить английский или фарси? Пусть они учат албанский.
Стройка. Русские иначе как "дурдомом" или "цирком" ее не называют. Единодушное мнение: "такого я еще не видел". И не увидят. Такой стройки еще не было и, я думаю, никогда не будет. Безумный механизм, который разрушает сам себя. Сон господина Кафки. Похмельные мужики из подручного металлолома пытаются построить атомную станцию. Строить не из чего и нечем. Денег нет. Материалов и запчастей нет. Документации нет. Иногда на станции не было даже ветоши. Нет обычных лампочек. Электрики воруют лампочки на складах, чтобы потом вкрутить их в мастерской. Мы тоже воровали лампочки в соседнем складе. Выкручиваешь целую, вкручиваешь сгоревшую. А что делать? Не впотьмах же работать. В мехмастерской на фрезерном станке из 75-го уголка делают 50-й (для полярного крана). Коллектива нет - есть толпа временщиков, которые думают только о дембеле. Отношение администрации стройки к своим работникам выражается фразой: "не нравится - уебывай". Соответственно, как администрация относится к своим работникам, так и работники относятся к своей работе. Это закон. Проходят годы, уходят деньги, а дата пуска первого блока так и остается на границе горизонта. Я уехал оттуда с твердым убеждением, что первый блок не будет пущен никогда.
Швеллер N14. Начинали стройку немцы. Во время ирано-иракской войны иракцы обстреляли стройку ракетами (советского производства). Обстреляли довольно удачно. Одна из ракет пробила готовый купол первого блока и взорвалась внутри (честь и слава советским оружейникам!). Перепуганные немцы убрались в свой фатерлянд. Лет 15 все это рассыпалось и ржавело. Но упрямые персы решили все-таки станцию достроить. Поманили русского дурака толстой пачкой долларов. Русский дурак повелся (мне говорили: "вы не понимаете, дело не только в деньгах", "это вопрос политический", "дальнейшие перспективы, новые контракты", "наше присутствие на берегах Персидского Залива"). Ну, так вот: когда все это затевалось (начало 90-х годов), умные головы в Москве решили, что хватит уже советского распиздяйства, а надо уже жить по европски. Что надо все посчитать, все расписать, все предусмотреть, все оценить, все взаимоувязать, все разбить на этапы, для каждого этапа построить правильные графики и НЕУКОСНИТЕЛЬНО выдерживать сроки выполнения работ, указанные в этих графиках (напомню, что стройку начинали немцы). Читатель уже догадался, чем все это кончилось. Оно и понятно - читатель умный, а они там, в московском офисе все сплошь ебланы.
Расплачиваться за все приходится простым русским работягам. Их заставляют работать сверхурочно, а за переработку не платят. Им не платят за работу в сменах, им не платят за ночные, выходные и праздничные, им покупают самую дешевую синтетическую спецодежду, в которой невозможно работать на жаре, им не платят за вредные и особо вредные условия труда, до первого трупа у них не было страховки. Их жены (если через пару лет разрешат привезти жену), работая на стройке, получают 150 долларов в месяц.
Но вернемся к швеллеру N14. Оказалось вдруг, что на оборудовании, которое мы ремонтировали, имеется дефектный швеллер. Его надо было менять. Нужен был швеллер N14. Полтора метра. Я не знаю, сколько он стоит, долларов 10 или 20, наверное. Но где его взять? Все посчитано. Список потребных для ремонта нашего оборудования материалов приложен к контракту на постройку АЭС и является неотъемлемой частью означенного контракта. Швеллера там нет. Надо писать новый доп. к контракту и подписывать его у всех, кто подписал контракт на постройку АЭС. Это всего лишь один из множества примеров. Иллюстрация к заявленной теме. Новый швеллер мы спиздили в другом месте, используя личные связи.
Виртуальная реальность. Стройка и ремонт не главное. Это все - муде. Главное - это планы и отчеты. Вот это реально самая важная и ответственная работа. Вот за это спрашивают конкретно.
Я разрабатывал планы и отчеты для своего подразделения. Вставал без двадцати пять, на работу приходил к шести, уходил с работы примерно в шесть вечера. Шестидневная рабочая неделя. Иногда работал по выходным. Система планов и отчетов - это сложная структура, состоящая из множества файлов различного формата, связанных между собой. Это - компьютерная игра, не имеющая никакого отношения к реальной жизни. Там эту систему называют "виртуальная реальность". В этой системе живут люди. У них есть имена, фамилии. Какой-нибудь Бижан Али Заре Сартоли, например. Они болеют. Уходят в отпуск. Возвращаются из отпуска. "О! Саид! Салам, дорогой, как отдохнул?" Опаздывают на работу. Иногда по уважительной причине, иногда без таковой: "будильник сломался". Все как в жизни. Виртуальный Бижан Али Заре Сартоли чаще болеет и чаще опаздывает на работу. Но зато работает лучше - выполняет план на 95%. А реальный только на 40% (по независящим от него причинам). У каждого виртуального субъекта есть реальный прототип с такой-же фамилией. И я там тоже есть. Каждый день моего виртуального двойника расписан. Сколько, например, писем и служебных записок в день я должен виртуально написать и сколько виртуально написал на самом деле. Мой виртуальный двойник работает 40 часов в неделю (как положено), а реальный "я" - намного больше. Виртуальная бригада виртуально ремонтирует виртуальное оборудование. Виртуальный коллектив, сдает работу Заказчику, зарабатывает виртуальные деньги. Причем, наш виртуальный коллектив довольно жуликоват. Мы воруем виртуальные ресурсы у своих коллег или берем их в долг и "забываем" вернуть, за одну и ту же работу умудряемся получить деньги два раза - в реальной жизни этот номер не пройдет. Сдача планов и отчетов - это отдельный долгий и сложный разговор. Это бои без правил.
Сводные планы и отчеты посылаются в Москву, в центральный офис. Самое смешное это то, что в центральном офисе всю эту хуйню кто-то читает, делает какие-то выводы и принимает решения. Монтажники плохо писали отчеты и их разогнали. Через пару месяцев пришли тяжеловесы с оборудованием - а монтировать-то его и некому. Монтажники уволены. Вот мы смеялись...
Одиннадцатое Сентября. На следующий день: не скажу, что наблюдал всеобщее ликование, но видел много счастливых, просветленных лиц. Один перс (инженер) сказал: "Конечно, нехорошо, что погибли гражданские люди, но для Америки это хороший урок". Я думаю, он выразил мнение большинства.
Юбочки. Когда я отбыл там 10 месяцев, перс-инженер, бывавший некогда в городе Москва, принес в наш цех альбом с фотографиями из той поездки. Фотографии делились на две примерно равные части: архитектурные достопримечательности и девочки в коротких юбочках. Перс сказал, что показывал эти фотографии (короткие юбочки) своей маме и мама была в ужасе. Самое интересное - мне эти юбочки тоже казались дикими и невозможными.
Муравьи. Мы сидим в коттедже и наблюдаем, как большая толпа маленьких-маленьких муравьев тащит по стене в муравейник дохлого таракана. Интрига заключается в том, что вход в муравейник (под потолком) чуть больше спичечной головки, а длина таракана - два сантиметра (Взрослые домашние тараканы достигают длины 5-6 см. Но они безобидные и забавные, бегают только по полу. Я их никогда не убивал.). Дотащив таракана до дырки, муравьи принимаются его туда пихать. Рано или поздно таракан падает на пол. Муравьи опять тащат его к потолку. Володя, сжалившись над муравьями, хочет выбросить таракана. Сашко кричит: "Володя, не трогай, пусть занимаются!". Примерно два часа требовалось муравьям, чтобы поднять таракана от пола до потолка. Мне нравилось наблюдать за процессом. Мне нравилась муравьиная упертость. В этой, пустыне, где некуда пойти, на этой ебанутой стройке, где каждый день работы - это сражение со здравым смыслом, нельзя отвлекаться на мысли типа "зачем я здесь?". Тащи своего таракана. Дни идут - доллары капают, дембель подошел - получи в кассе то, зачем ты здесь.
Через две недели у Володи все-таки сдали нервы. Он выкинул таракана. Немного времени спустя Володя, прервав контракт, вернулся в Россию.
Андрюша из Краснодара. Мой друг. Дембельнулся на месяц раньше меня. Прохуячил в Москве не только заработанные деньги, но и подарки, которые вез домой.
Дембель. Календарь на стене с зачеркнутыми днями. Вехи перед дембелем - последнее посещение парикмахерской (примерно раз в полтора месяца), последний обмен постельного белья (раз в десять дней), последняя дискотека (раз в неделю), последняя ночь. Ритуал сжигания писем. Проводы. Чемоданы. "Прощание славянки" из магнитофона. "Авто-о-обус!". Я столько раз провожал других и теперь не верил, что все это - мое.
Режим. Сухой закон. Три сорокалетних русских мужика собрались выпить одну бутылку водки. Разлили. Громкий стук в дверь. Мужики быстро прячут бутылку и стаканы, не осознавая весь идиотизм происходящего. Или: днем во время Рамадана я иду по безлюдной местности, прячу сигарету в кулаке, и, перед тем, как затянуться озираюсь по сторонам (курить на улице во время рамадана нельзя). Странное ощущение испытываешь в такие минуты. Как будто бы вернулась твоя школьная юность.
Вообще, исламский фундаментализм не очень давит своим фундаментом. Большой Брат не смотрит с каждой стены. Не бредут по улицам серые придавленные существа и не бегают фанатики с горящими глазами и пеной у рта. Кое-где висят портреты президента и главного аятоллы (всегда рядом). Кое-где лозунги. Например, такого содержания: "Мы Америку похороним". Всю дорогу - солнце. Нормальные люди, с которыми можно нормально поговорить. Но, вот сидим мы, например, в курилке. Перс рассказывает о сюжете вчерашних теленовостей: повесили женщину за то, что спала с тремя мужчинами. И тогда ты понимаешь, что все это всерьез.

© Copyright Карапузов Дмитрий (karapyzov@mail.ru)
Tags: культпросвет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments